Почта на Средней Которосли от возникновения до начала XX века

Муравьев Н.В.

Часть I

В работе рассматривается история почты на Средней Которосли от момента возникновения в 1693 году и до начала Советского периода — в октябре 1917 года. Первая часть охватывает период от Петра I до Екатерины II.

Не следует путать почтовую службу с ямской гоньбой. Это две разные структуры. Ямская гоньба была создана во времена формирования централизованного Московского государства, предназначена была для доставки чиновников по обширной территории страны, перевозке иностранных посланников. Частной корреспонденцией она не занималась. Управлялась Ямским приказом. Почта отличалась технологией работы — почтари передавали по эстафете опечатанные сумки с корреспонденцией. Это позволяло увеличить скорость передачи информации по сравнению с ямской гоньбой в 2-3 раза. Почта обслуживала и частых лиц, — на начальном этапе это были торговые люди. Почта управлялась Почтамтом во главе с почтмейстером (На начальном этапе этим занимался непосредственно Посольский приказ). Однако на местах обе службы существовали на одной и той же инфраструктуре (дороги, ямы и их служащие и т. д.). Окончательная ликвидация Ямской конторы в Москве произошла в период от 1775 до 1782 гг. [1 т. 2 стр. 127-128].

В книге-путеводителе по окрестностям Ярославля Н.С. Борисова написано: “Ярославская дорога – один из первых почтовых трактов России. Еще в 1668 году известный русский дипломат и государственный деятель А. Л. Ордин-Нащекин писал царю Алексею Михайловичу о необходимости устройства почтовой связи по ярославской дороге до самого Архангельска. Однако лишь четверть века спустя, в 1693 году указом Петра I была учреждена почтовая служба от Москвы до Архангельска. В этом году молодой царь сам ездил в Архангельск для изучения возможности строительства русского флота на Белом море. Оттуда он регулярно посылал письма матери, боярам и воеводам. Согласно петровскому указу из Москвы в Ярославль<?> регулярно, один-два раза в неделю, отправлялась почта – всевозможные государственные и частные бумаги…Через село <Великое> не раз проезжал Петр I, шесть раз посещавший Ярославль. В Великом вам покажут дом, в котором, по преданию, останавливался Петр (ул. Ярославская, дом № 18 ) . Впрочем, великоселам есть за что и упрекнуть Петра: учрежденный им московско-архангельский тракт прошел через Шопшу, оставив Великое в стороне. И сам император, как свидетельствуют документы, возвращаясь из Вологды в Москву в 1723 году, предпочел уже ехать не через Великое, а через Шопшу… ”[2 стр. 101-102].

Действительно, первые почтовые линии возникли при Алексее Михайловиче и связывали Москву с заграницей – с Ригой и Вильно. Первая отошла в Ригу 17 сентября 1668 года [3 т.1 стр. 108], в Вильно – 11 марта 1669 года [3 т.1 стр. 111]. В эти же годы были предприняты попытки организовать почту до Архангельска. 29 августа 1668 года царь получил письмо от Ордина-Нащекина с предложением открыть почтовую линию [3 т.1 стр. 135]. 5 июля 1669 года писал челобитную царю Леонтий Марселис – первый российский почтмейстер. Одновременно просили открыть почту “торговые иноземцы” [3 т. 1 стр.137]. В это время дорога к Белому морю была единственным торговым путем за границу, и связь с Архангельском нужна была в первую очередь торговым людям. Но в тот момент эти начинания не нашли поддержки у царя Алексея Михайловича.

В 1692 году попытки открыть почту на Архангельск возобновились. “Поводом … послужила, как будто-бы, — челобитная торговых иноземцев; на самом же деле вряд-ли не повлияла на ускорение этого дела предстоявшая поездка молодого царя в Архангельск, действительно состоявшаяся в июле 1693 года. В своей челобитной торговые иноземцы заявили, что по старым договорам между Московским государством с одной стороны, Англией и Голландией – с другой, они, иноземцы, завели торговые промыслы в Архангельске. Со своих промыслов они платят в казну многия тысячи рублей пошлины; Московские люди от торговли с ними также получают доход. Для развития этой торговли им необходимо иметь правильные сношения со своими заморскими контрагентами, приезжающими в Архангельск. Все это, по их словам, нуждается в учреждении правильных почтовых сношений, и потому они просят устроить почту и поручить это дело дьяку Андрею Виниусу, который в почтовом деле опытен, и которому все они вполне доверяют…” [3 т. 1 стр. 420]

8 июня 1693 последовал первый “Указ Государей Царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича: об учреждении Архангелогородской почты”[4 стр. 639]. Документ устанавливает маршрут движения почты, расписание движения почтарей, скорость перемещения. Возить почта должна государевы грамоты и письма торговых иностранцев, обратно привозить воеводские отписки. Постановкой почты занимается Посольский приказ, хотя используется существующая система ямов.
16 июня последовал второй именной указ о покупке 15 кожаных сумок для перевозки корреспонденции [3 т. 1 стр. 423]. У почты появилось первое собственное имущество.
17 июня издан третий именной указ. “Велено на ямах для почты держать 3 мерина добрых со всякою гонебной рухлядью. В Ростове, где ямщиков нет, выбрать почтарей с лошадьми из посадских людей, и из архирейских и монастырских крестьян, которые торгуют на посаде в Ростове …” [3 т. 1 стр. 425]

1 июля 1693 года почтовое движение согласно первому именному указу началось.

18 октября был издан четвертый именной указ. “Велено установленною почту от Москвы до Архангельска ведать приемом и отпуском Матвею Виниусу.“ [3 т. 1 стр. 427]

                “14 июня того же года <ярославский> воевода Вас. Соковнин прислал в Москву отписку. Перечислив данныя ему приказания, воевода сообщает, что почта в Ярославле поставлена на посаде, на большой проезжей Михайловской улице, на подворье Толгского монастыря; в Ростове – в городе… Запись почты поручена: В Ярославле – подьячим Приказной палаты, в Ростове – дьячку Земской избы под надзором воеводы Ивана Контяжина…” [3 т. 1 стр. 436]

В этом же году царь Петр отправился в Архангельск, к Белому морю. 4 июля 1693 года царский поезд из 50 ямских подвод выехал из Москвы [5 стр. 10]. Обратно царь выехал из Архангельска 19 октября [5 стр. 34]. За это время было отправлено 5 писем к матери, царице Наталье Кирилловне. Все они бытового характера. Причем первое письмо из Архангельска подписано: ”Недостойный Петрушка”. И одно письмо, от 11 октября 1693 года к Федору Матвеевичу Апраксину [6 стр.15-18]. Это позволяет сделать вывод, что на начальном этапе постановки почты царь Петр не играл значительной роли.

Схема почтовых трактов XVII века

Схема почтовых трактов XVII века [1 т.1 стр.112]

 

                Царь Петр еще два раза ездил в Архангельск – в следующем, 1694 году [5 стр. 39] и в 1702 году [5 стр. 91]. В промежутке между этими поездкам Петр I приезжал в Ярославль в декабре 1696 года на погребение боярина князя Федора Ивановича Троекурова [7 стр.147-148]. В это время село Великое было еще дворцовым. Проезжая четыре раза по этой местности в одну сторону и столько же раз обратно царь, конечно, мог заехать в село. Однако, свидетельств тому не обнаружено. Известно, только, что в 1702 году, “…22 апреля государь пошел водою из Ростова, 23 апреля Петр Великий был в Ярославле…”[8 стр. 349]

Маршрут прохождения почты между Ростовом и Ярославлем в это время так же доподлинно неизвестен.

В 1702 году Петром I на Архангелогородской линии учрежден почтовый тракт.
С архангельской почтой связаны первые обмеры дорог русского государства. 18 мая 1702 г. Петр I приказал устроить большую дорогу от Москвы до Вологды. Предварительно следовало «летнем временем описать и измерить» старый тракт. Все лето офицеры Матвеев, Хазаров, Лагорин, Феопнетов, Битяговский и Охшевский с солдатскими командами выполняли царский наказ. Результаты обмеров составили весьма солидный том, хранящийся ныне в Центральном государственном архиве древних актов. В нем подробно описаны вся дорога, мосты, гати, топкие места. Особое внимание уделялось тем частям тракта, где его ширина была менее установленных 20 саженей и 3 аршин (41 метр). «А где та московская большая дорога пространством по двадцати сажен в ширину не явится, — говорилось в указе, — и тое дорогу возможно учинить проездом мимо сел и деревень гумнами и иными какими свободными ближними местами» . Нормальной ширины дорога проходила от Москвы до Троицкого монастыря, затем она сужалась. Чаще всего геодезисты в отчете назначали места, по которым можно провести окружную дорогу. Но иногда оказывалось, что это не везде осуществимо без предварительных инженерных работ, так как, — писал один из участников обмера, Максим Матвеев, — «селом улица узка, а на поле грязь» . В таких случаях давалась рекомендация, что необходимо сделать — произвести подсыпку грунта или загатить тракт.”[1 т.2 стр. 38]

В 1872 были опубликованы “Выписки из расходных книг кабинетных денег”, где написано [9 стр. 169]: “…В 24 день <24 марта 1724 года>, на подставе<место, где меняют лошадей> в селе Шепицком яму дано дворянской жене Алене Микитиной дочери Тихменевой денег пять рублей, где ее величество изволили ночевать. – Того же числа дано церкви Николая Чудотворца священнику Миките Михайлову с причетники четыре рубли…” Речь здесь идет об Императрице ЕкатеринеI. Ехала она с Олонецких минеральных вод в Москву. Подробно эту поездку исследовал В. Лествицин в работе [10]. Автор считает, что и Петр I участвовал в этом путешествии. Совершенно же точно можно уверять что в Шопше в это время существовал ямской стан, где меняли лошадей и тракт на север проходил через это село. В этом же году, в июне Император посещал Ярославль еще раз [7 стр. 147], но маршрут его следования от Ростова установить не удалось.

Кроме Архангельской линии, в XVIII через Ярославль проходила и одна из линий за Урал. В [11 стр. 87] приводится архивная выписка: “1729 г. февраля 10. Дело по запросу в ямскую канцелярию о числе верст от Москвы до Риги, до Смоленска и других пограничных городов.”
“ Государственная коллегия иностранных дел спрашивала ямскую канцелярию о том – от Москвы…- и до города Архангельского, до Тобольска число верст и через которые городы и что между теми городами верст и прогонных почему дается на ямскую гоньбу и почтовую лошадь?
… По справке ямской канцелярии…от Москвы… до города Архангельского, через Переяславль Залесский – 1500 верст, от Мосвы до Тобольска, через Переяславль Залесский, Ярославль, Вологду, Тотьму, Устюг Великий, Соль – Вычегодск – на Соль – Камск, Верхотурье, Тобольск – 2609 верст…

Схема сибирских трактов XVIII в.

Схема сибирских трактов XVIII в. [1 т. 1 стр. 150] 

 

                 В 1763 году Императрица Екатерина II предприняла поездку в Ярославль. Проезжала она и через Шопшу (тогда Шепецкий ям). “ 26- го <мая>, в Понедельник … из собора шествовала из Ростова в путь.
В станцию, в дом Протасова, которая разстоянием от Ростова в 33-х верстах, прибыть соизволила пополудни во 2-м часу, где встретил Ярославский Воевода Кочетов с дворянством и купечество, и изволила кушать.
В Ярославль ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО прибыть соизволила пополудни в 5-м часу…
” [12 стр. 100]

Подтверждается наличие в Шопше почтовой станции и архивными документами 1787 г. [13] и 1795 г. [14].

22 марта 1777 года вышел именной указ с приложением доклада генерал-прокурора князя А.А. Вяземского [ (15)стр. 35-40]. Доклад содержал «Проект о заведении почтовых станов и о должности содержателей». “…Этот документ имеет огромное значение для дальнейшего развития русской почты: около 80 лет на его основе составлялись правила по содержанию почты. Проект Вяземского был одобрен Екатериной II и почти без изменений внедрен в жизнь.

                 Первый пункт проекта требовал, чтобы содержатели почтовых станов чинили построенные казной дома, конюшни и содержали все в исправном состоянии. «При всяком почтовом стану содержать: 1. По 25 добрых и к почтовой езде годных лошадей, из которых бы каждая стоила не меньше 20 рублей. 2. По 10 человек почтальонов, способных к той должности, а не малолетних. 3. По одной крепко сделанной фуре для ординарной еженедельной почты и проезжаю­щих. 4. По 10 роспусков 2 с кибитками, с окованными колесами и же­лезными сердечниками. 5. По 10 саней с кибитками. 6. По 6 хороших седел. 7. Чемоданы и переметные сумы кожаные. 8. Почтовую ливрею на 10 человек. 9. Хомуты, узды и прочую конскую упряжку, креп­кую и надежную. И все сие осматривать по два раза в год осенью и весною, кому приказано будет» [269]. Далее очень подробно рас­писывалось, сколько следует платить за овес и сено для лошадей, за изготовление почтовой фуры, кибиток, саней, упряжи.

                    Три следующих пункта определяли порядок сдачи на содержание почтовых станций. Их нельзя было откупать на срок менее 15 лет. Содержателями станов могли быть лица любого звания, которые дол­жны представить поручительство в том, что если они окажутся непригодным к отправлению своей должности, то полученные от пра­вительства деньги содержатель немедленно вернет. Раз в 15 лет дол­жны устраиваться торги. Победителями считаются те, «которые усту­пят более из фуражных денег, однако ж прежде бывшие и содержащие (станцию) в порядке преимущество иметь всегда будут».

                   Пункты 6 и 7 предоставляли содержателям почтовых станций преимущественное право продавать проезжающим съестные припасы по рыночным ценам, сено, овес, конскую упряжь и прочее необходимое путешественникам. Им было разрешено «продавать в чарки и рюмки вейновую и французскую водки, виноградные вина, англий­ское пиво и все то, что в городах в трактирах продается на том же основании». Разрешалось пускать на ночлег в почтовые станции людей любых званий.

                    Проезжающие обязаны были платить установленные прогоны по 12 копеек за 10 верст. Эти деньги собственно и являлись платой за работу содержателям. Они также расходовались на приобретение почтового инвентаря, на поддержание в порядке здания станции. Если путешественнику требовалось 20—25 лошадей, он мог их получить за двойные прогоны, заплатя деньги за сутки вперед. А кому будет необходимо 50 и более лошадей, тот должен за неделю сообщить о своей поездке, чтобы смотритель мог нанять транспорт у обывателей «по вольными ценами». Нанятых лошадей запрещалось свыше суток держать на станции, в противном случае проезжающие должны платить «простойные деньги» по 25 копеек на лошадь.

                   Порядку скорой гоньбы было посвящено четыре пункта.

                    Во избежание задержки почты каждому содержателю предписывалось иметь на станции по 6 запряженных лошадей и по два почтальона, готовых к немедленному отъезду. Запрещалось задерживать курьеров и чемоданы с ординарной почтой более чем на 10 минут. Летом и зимой курьеров и обыкновенную почту возили со скоростью 12 верст в час, а осенью и весной — одиннадцать. Прочих путешественников доставляли соответственно со скоростью 10 и 8 верст в час…

                   Всех проезжающих как с подорожными, так и без них, записыва­ли на станциях в книги. При этом указывалось, сколько кому дано лошадей и за какие прогоны. Для почты отмечалось время ее прибытия и отправления, а также от кого она принята и с кем отпу­щена. По прошествии года книги отсылались в Петербург Главному над почтами смотрителю. Среди прочих обязанностей содержателя было наблюдение за сохранностью чемодана с корреспонденцией. «Чтобы он от дождя укрыт был и не поврежден»…” [ 1 т. 2 стр. 133-135].

В конце XVIII века в России начали выпускать почтовые справочники – дорожники. В первом выпуске 1797 присутствует шопшинская станция [16 стр. 42].

Продолжение следует.

Литература

  1. Вигилев А.Н. «История отечественной почты»М. т.1 1977г., т.2 1979г.
  2. Борисов Н.С.«Окрестности Ярославля«- М. , 1984г.
  3. Козловский И.П.»Первые почты и первые почмейстеры в московском государстве» т.1,т.2. — Варшава ,1913г.
  4. «Собрание государственных грамот и договоров хранящихся в государственной коллегии иностранных дел.» Часть четвертая.М. , 1826 г.
  5. «О высочайших пришествиях Великого Государя, Царя и Великого князя, Петра Алексеевича, всея Великая, Малая и Белая Росии самодежца, из царствующего города Москвы на Двину,к Архангельскому городу, троекратно бывших, о нахождении Шведских неприятельских кораблей, на туже Двину, к Архангельскому городу, о зачатии Новодвинской крепости и освящении новогохрама в сей крепости «М. , 1783.
  6. «Письма и бумаги Петра Великого.» Том 1 (1688-1701). — СПб., 1877г.
  7. Головщиков К.Д. «История города Ярославля»Ярославль , 1889г.
  8. «Письма и бумаги Петра Великого 1702 -1703» Том 2 — СПб., 1889г.
  9. «Сборник выписок из архивных дел о Петре Великом» Том 2 — М., 1872г.
  10. Лествицын В.И.»Проследование Их Величеств через г. Ярославль, в 1724 году»1884.
  11. Хрущов И.П. «Очерк ямских и почтовых учреждений от древних времен до царствования Екатерины II»СПб., 1884г.
  12. «Журналы камер-фурьерские, 1763 года.»
  13. ГАЯО Ф.145, Оп.1, Д.38 «Дело об отсутствии на станциях в г. Ростове и селе Шопша Ярославского у. лошадей с ямщиками»1787 r.
  14. ГАЯО Ф. 72, Оп.2, Д. 1847 «Дело о жалобе генерал-порутчика Уварова на крестьян Ростовского уезда, села Шопша недавших ему подорожную лошадь» 1795 r.
  15. «Полное собрание законов Российской империи, с 1649 года.» Том XIX. 1770-1774. СПб. , 1830г.
  16. «Новейший Российский Дорожник, верно показывающий все почтовые пути Российской империи»- СПб., 1797г.
Свежие комментарии

    Село Великое

    виртуальный музей

    info@velikoemuseum.ru

    • Никакая часть материалов этого сайта не может быть использована без ссылки на первоисточник. Для всех интернет-проектов обязательна активная гиперссылка.