II. Село Великое в конце XVII и в начале XVIII века.

Пожалование села Великого князю Репнину

Великосельская вотчина в XVII веке.

 В XVII веке село Великое относилось к Холмецкому стану Ростовского уезда и было центром дворцовой вотчины. К Великосельской вотчине, также относились приселки Пятницкий, Горе-Грязь, Плещеево и Холм Огарев с окрестными деревнями. Первый царь из династии Романовых – Михаил Федорович развивал коннозаводство в своих вотчинах. Село Великое часто упоминается в документах конюшенного приказа, эти документы приводит Николай Федорович Зезюлинский в книге «Историческое исследование о коннозаводском деле в России». Ко времени царствования Михаила Федоровича Романова (1613 — 1645) относится следующий текст: «Марта в 6-й день стремянному конюху Якову Пятова (дано) осьмнадцать алтын четыре денги, а ему на те деньги покупать государевым лошадям жеребцам на корм, которые лошади посланы к кобылам в припуск в село Давыдково, да в село Даниловское два жеребца, да в село Уславцево, да в село Великое два жеребца, по четыре денги на день лошади» [21, стр. 34]. Среди 12 «кобыличьих конюшен» (конских заводов), учрежденных при Михаиле Романове, Великосельская находилась далеко не на последнем месте.

Коннозаводство получило большое развитие при царе Алексее Михайловиче. Современники указывают, что в государевой собственности в тот период было более 40 000 лошадей [22, стр. 83]. При царе Алексее Михайловиче в списке «Конюшенных всяких чинов людям» упоминается стремянной конюх Кирилл Владимиров – «В Ростовском уезде в селе Великом на конюшне» [21, стр. 111]. Наумко Кочебин — конский мастер и 10 человек стадных конюхов. К сожалению, судить о размере Великосельской конюшни можно только по косвенной информации. В 1663 году на Великосельской конюшне пали: «1 жеребец, 10 кобыл больших, 1 жеребчик двух лет, лонских (годовалых) 4 лошади, сосунков 14 лошадей – всего 30 лошадей» [21, стр. 40].

В 1676 – 1679 годах стольником Иваном Жадовским и подьячим Мартыном Антоновым было сделано описание дворцовых земель Ростовского уезда. Оригиналы писцовых книг считаются утраченными, до нас дошли только отрывочные копии. В Ярославских Епархиальных ведомостях [23] приводится отрывок из писцовых книг, описывающий церкви, причт, и церковные земли Великосельской вотчины. В селе Великом упоминается церковь Рождества пречистыя Богородицы, «А у церкви двор: поп Федор Иосифов; у него сын Стенька 7 лет. Двор: поп Фрол Тимофеев. Двор: дьякон Степан Иванов».

Этот отрывок хорошо дополняется выписками из писцовых книг, которые сохранились в фонде князей Гагариных: «в писцовых книгах Степана Жадовскога да подьячего Мартына Антонова 184, 185, 186, 187 (1676, 1677, 1678, 1679) годов написано: Ростовского уезду в селе Великом да в четырех приселках семь церквей у тех церквей сем дворов поповых, десять дворов причетниковых…. В том же селе сто сорок пять дворов с четью двора непашенных крестьян… того ж села и в приселках и в деревнях по выше писанным же писцовым книгам восемьсот семьдесят один двор крестьянский одиннадцать дворов бобыльских всего восемьсот восемьдесят два двора, а с непашенными тысяча тридцать пять дворов с четью» [24].

Государева собственность в этом документе описана следующим образом: «В том же селе Государевых дворов: двор конюшенной, двор житной, двор кружечной, двор где живут прикащики, двор стремянного конюха, два двора конюшенных прикащиков, двор конского мастера, девять дворов стадных конюхов, два двора полниковых, итого девятнадцать дворов.» [24]. Еще одна выписка из писцовых книг 1676 года сохранилась в деле «О размежевании земли села Великого с сельцом Плещеевым» [26]: «да в селе ж Великом двор государев; а под тем двором земли .. и что был сад, всего две десятины с пол полу третью; да в селе ж двор государев Кобыличьи Конюшни; а под Конюшенным и остожным двором одна десятина без пол полу четверти; да в селе ж двор прикащичий …, конюхов тринадцать дворов, … да в селе ж Великом для молотьбы государева хлеба 20 овинов, а под овинами под огуменниками и под сараями земли – три десятины; да под кружечным двором, под таможнею, под поварнею, под винокурнею десятина без четверти; под житным государевым двором земли по четверти десятины».  

               В копиях писцовых книг 1676 – 1679 годов нет списков крестьян, указано только общее количество дворов: «В том же селе сто сорок пять дворов с четью двора непашенных крестьян, да после писцовых книг прибыло восемь дворов итого сто пятьдесят три двора с четью … и в приселках и в деревнях по выше писанным же писцовым книгам восемьсот семьдесят один двор крестьянский одиннадцать дворов бобыльских, всего восемьсот восемьдесят два двора а с непашенными тысяча тридцать пять дворов с четью» [24]. «Да в селе ж непашенных крестьян под дворами и огородами двадцать десятин, … под лавками под полками и шалашами по мере земли полдесятины без полполучетверти десятины. В селе ж Великом непашенных крестьян под кузницами земли полдесятины с полполполтретью» [26].

Земельные угодья подразделяются на государевы, церковные и оброчные: «Государевы десятинные пашни 184 десятины с четвертью, в поле а в дву потому ж, … да на реке Которосли три перевоза» [24]. «Десятинной пашней» назывались угодья, каторые пахали на Государя, формулировка «в поле а в дву потому ж» употреблялась при трехпольной системе земледелия — следовательно общая площадь десятинной пашни составляла 552 и 3/4 десятины. В источниках приводятся длинные перечисления пашенной земли, пустошей, покосов, пожней, лесов и болот. Однако, в этой части, копии писцовых книг не повторяют друг друга, и не позволяют сделать вывод о полном размере земельных угодий Великосельской вотчины в XVII веке.

Приведенные документы показывают, что село Великое в конце XVII века выполняет функции небольшого города – здесь живут приказчики управляющие вотчиной, располагается конский завод,  винокурня, местная таможня собирает пошлины с приезжих купцов, кружечный двор выполняет акцизные функции, на житном дворе хранится государев хлеб. Население села отнесено к непашенным крестьянам: «те непашенные крестьяне оброчных денег по 702 год в приказ большого дворца платили по семидесят по два рубли по одиннадцати алтын по две деньги на год» [24]. В списке воевод и иных начальствующих лиц в городах, подведомственных приказу Большого дворца, от  28 марта 1704 года, упомянут: «Ростовского уезду в селе Великом, хлебного дворца стряпчий Софон Глебовской» [21].

 

Вотчина в начале XVIII века. Пожалование села Великого князю Аниките Ивановичу Репнину.

 

Царь Петр Алексеевич, в противоположность своему отцу и деду, не любил роскошную жизнь. Бюджет Большого дворца был сильно сокращен, в начале 1700-х годов был реформирован конюшенный приказ. 10 конских заводов Петр I раздал (пожаловал) своим приближенным. Великосельская вотчина была пожалована Аниките Ивановичу Репнину [27, стр. 3]. Перед этим, в 1701 году, во вновь образованную государеву дворцовую волость, на реку Битюк в Воронежскую губернию, были переселены из конюшенно-дворцовых сел Ростовского, Ярославского, Костромского и Пошехонского уездов «крестьян добрых и семьянистых с их женами, детьми и со всеми их крестьянскими животы»: 1021 двор; людей в них: мужеска и женска пола 4919 человек». В том числе «Ростовского уезда из Великосельской волости 226 дворов» [27, стр. 17].

В начале 1700-х годов Петр I пожаловал село своему ближайшему сподвижнику, князю Аниките Ивановичу Репнину. В современной литературе приводятся различные даты перехода села Великого в собственность князя Репнина.

Документы, хранящиеся в фонде Гагариных подробно описывают порядок отказа  Великосельской вотчины из Государевой собственности и пожалования ее князю Репнину. Репнину отошла только часть Великосельской вотчины – 400 дворов из общего числа 810 дворов. Перед составлением жалованной грамоты необходимо было провести раздел вотчины. Для этого, по царскому указу, в августе 1707 года, в дворцовое село Великое был отправлен подъячий Алексей Носов, чтобы «в том селе Великом и приселках описать церкви божии и в них церковную всякую утварь и у церквей дворы и на государевых дворах хоромное дворовое и иное всякое строение и хлеб и конюшенные; да в селе и в приселках и деревнях крестьянские и бобыльские дворы и в них людей по именам и пашню и сено и пустоши и всякие угодья переписать; а описав вышеписанное все село Великое с приселками и с деревнями и с пустошами и со всеми угодьями и с хлебом, отказать генералу князю Никите Ивановичю Репнину по писцовым книгам четыреста дворов» [24].

Подъячий Алексей Носов составляет подробную опись Великосельской вотчины. В «Списке об отказе кн. Репнину села Великого» указано, что после того , как на Битюк было вывезего 226 дворов, «за вывозом в остатке пашенных шестьсот пятдесят шесть дворов а с непашенными восемьсот десять дворов с четью». Приводится поименный список крестьян, подробно описаны земельные угодья и церковная утварь. В сельце Плещееве описана церковь Архангела Михаила, в Великом – «церковь во имя Покрова Пресвятой Богородицы деревянная … при той церкви колокольня деревянная на ней шесть колоколов». Церковь Рождества Богородицы, описанная в писцовых книгах 1676 года, в 1707 году не упоминается.

Подьячий Алексей Носов подробно описывает базарную площадь: «в том же селе на торгу старых и новоприбылых лавок на одно лицо тридцать две лавки с полулавкою, да на оба лица четырнадцать лавок, да три места лавочных на одно лицо, да два места на оба лица, да двадцать два полка, двадцать кузниц» [24]. Документ указывает на основные занятия крестьян села Великого: на 153 крестьянских двора в селе имеется 89 торговых мест и 20 кузниц.

Таким образом, осенью 1707 года Великосельская вотчина была разделена. Приселки Холм-Огарев, Горе Грязь и Пятницкое остались в дворцовой собственности. Князю Аниките Ивановичу Репнину было отказано «400 дворов и крестьян 1302» [29]. Сюда вошли: село Великое, приселок Плещеев и 25 деревень — Романцево, Шалаево, Седелниково, Чертаново, Плотина, Бели, Федоровская, Петрунино, Остафевцево, Чернево, Милетино, Кудринское, Раманцево, Кощеево, Пурлево, Борок, Круглово, Турово, Куленево, Нарядово, Есипцово, Аколово, Дровнино, Осинники и Воехта. «Итого при селе Великом отказано усадебной крестьянской земли 54 десятины с третью и с полчетвертью десятины и с тем что за крестьянами и оброчных пустошах, пашни паханые, худыя земли и перелогом и лесом поросли 1027 десятин с четвертью и с полполчетвертью, в поле а в дву потому ж, сенных покосов 525 десятин и полтрети; лесных порослей 14 десятин; болот 14 десятин с четвертью; скотинных выпусков и прогонов 39 десятин; лесу пашенного 125 десятин и полтрети; на реке Которосли 3 перевоза да мельнишной пруд» [29].

После раздела вотчины, 30 июня 1708 года, была составлена Жалованная грамота. Дата 30 июня 1708 года приводится в справочниках начала XX века, как дата перехода Великосельской вотчины в собственность князя Аникиты Ивановича Репнина [30, стр 82]. До нас дошли две копии Жалованной грамоты, сделанные после 1721 года [28; 29, Прил. 1]. Возможно, это было связано с событиями Северной войны. Князь Репнин находился в июне 1708 года в Польше со своей дивизией, 3 июля Русские войска потерпели поражение при Головчине, Репнин не смог изменить исход боя, и гнев Петра обрушился на него. Генерал Репнин был разжалован в солдаты. Вернуть расположение царя удалось только через три месяца, после победы при Лесной, Петр простил Репнина и вернул ему генеральское звание. За Жалованной грамотой на Великосельскую вотчину князь Репнин повторно обращается в 1721 году.

Приведем полный текст Жалованной грамоты:

               «Божею поспешествующею милостию мы, пресветлейший и державнейший великий государь и великий князь Петр Алексеевич всея Великия и Малыя и Белыя России самодержец: Московский, Киевский, Владимерский, Новгородский, царь Казанский, царь Астраханский и царь Сибирский, государь Псковский, великий князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятцкий, Болгарский и иных, государь и великий князь Новагорода Низовские земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский и всея северные страны повелитель, и государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских князей и иных многих государств и земель Восточных и Западных и Северных Отчичь и Дедичь и наследник и государь и обладатель и наше царское величество, 

По милосердному усмотрению пожаловали генерала нашего и князя Никиту Ивановича Репнина за многие к нам великому государю верные службы и за непрестанное при нашем царском величестве на Москве и во всех походах бытие и радение и за то что был он, генерал наш, на нашей Великого Государя службе: в первом и в другом азовском походе, да с полками под Нарвою, под Ригаю, под Слесельбургом, под Канцами, в Польше и под Митаваю, в Градне в иных военных походах против Свейского короля и за тое его генерала нашего, к нам Великому Государю всесовершенное усердное радение и за самую его верную службу, Мы Великий Государь наше Царское Величество пожаловали ево Генерала нашего Князя Никиту Ивановича из наших государевых дворцовых сел Ростовского уезду село Великое с приселки и с деревнями.

А в них по писцовым книгам четыреста дворов крестьянских с пашнею и с лесы и с сенными покосы и с пусташми и со всеми угодби. А по отказным книгам Ижорской канцелярии подъячего Алексея Носова прошлого 1707 году написано: Село Великое, да приселок Плеещеев, да к ним двадцать пять деревень, а в них четыреста дворов крестьянских, десятинные пашни и с лесными зарослями триста двадцать две десятины и пол трети в поле а в дву потому ж, сенных покосов по лугам и по наволокам и по островам двести девятнадцать десятин без четверти, осмнадцать пустошей которые были на оброке за крестьяны, в них пашни паханой сто тридцать семь десятин и пол пол четверти, лесом поросло шестнадцать десятин без трети, в поле а в дву потому ж, лесу пашенного тридцать пять десятин с третью, усадебной крестьянской земли пятьдесят четыре десятины с третью и с получетвертью десятины. И с тем что за крестьяны и в оброчных пустошах пашни паханой худой земли и перелогом и лесом поросло тысяча двадцать семь десятин с четью и с пол пол четью в поле а в дву потому ж. Сенных покосов пятьсот двадцать пять десятин и пол трети, лесных порослей четырнадцать десятин с четвертью, скотинных выпусков и прогонов тритцать девять десятин. Лесу пашенного сто двадцать пять десятин и пол трети. На реке Которосли три перевоза да мельничнай пруд. И церковною землею села Великого и приселка Плещеева попы с причетники владеют по писцовым книгам.

И нашу вышеписанную вотчину мы великий государь пожаловали, велели ему генералу нашему и князю Никите Ивановичу дать сию нашу царского величества жалованную грамоту на память впредь будущим роду его, что он генерал наш и князь Никита Иванович будучи при нашем царском Величестве тою нашу великого государя милость получил своею многою и радетельнаю службою и чтоб на сие смотря дети его и внучата и правнучата и кто по нем роду его будет также нам Великому Государю служили и о том тщание необложно имели и по нашей царского величества милости того вышеписанного села указанные дворы с пашнею и с лесом и с сенными покосы и со всеми угодьями ему генералу нашему и князю Никите Ивановичу и детям его и внучатам и правнучатам пожаловали бесповоротно и полно им продать и заложить кроме монастырей и в придание дать.

Писана сия наша царского величества жалованная грамота в нащем царствующем вемщем граде Москве, лета от Рождества Христова 1708-го, месяца июня 30 дня, государствования нашего 27 году.»

После Полтавской победы, как указано в Поденной записке Петра Великого, 30 июня 1709 года князь Репнин был награжден «кавалерией и деревнями» [31, стр. 239]. Имеется в виду орден Андрея Первозванного; названия деревень в документе не приводятся. Через несколько дней Репнин обращается к А.Д.Меншикову с просьбой, похлопотать об увеличении денежного жалования и о дополнительном пожаловании — даче ему оставшейся части Великосельской вотчины: «которые есть деревни в Ростовском уезде остаточные от моей дачи села Великаго, отданы б были мне» [32, Прил. 2]. Позднее, Репнин напоминает Меншикову об этой просьбе в письме от 31 августа 1709 года. Повидимому, ходатайство А.Д.Меншикова перед царем не имело успеха. Позднее вторая часть государевой вотчины с селами Холм Огарев, Горе-Грязь и Пятницкое была пожалована Степану Ефимовичу Карновичу.

 

           Литература.

  1. И. Зезюлинский «Историческое исследование о коннозаводском деле в России», Вып. 1 – СПб, 1889.
  2. Г. Котошихин «О России в царствование Алексея Михайловича», — изд. 4-е, СПб, 1906.
  3. Ярославские епархиальные ведомости, №44, 31 октября 1895 года, часть неофициальная.
  4. «Список об отказе князю Репнину села Великого» — РГАДА, ф. 1262 оп. 9 ч.1 д.1.
  5. Архив Института истории РАН, ф. Меншикова, ф. 83 оп. 2 д.1.
  6. «О размежевании земли села Великого с сельцом Плещеевым» — Государственный архив Ярославской области (ГАЯО) ф. 151 оп.2 ч.1 д.1000.
  7. И. Зезюлинский «Историческое исследование о коннозаводском деле в России», Вып. 2 – СПб, 1893.
  8. «Копия с отказных книг подъячего Носова князю Репнину» — РГАДА, ф. 1262 оп. 9 ч.1 д.2.
  9. «Список с жалованной грамоты генералу князю Никите Ивановичу Репнину о даче ему из дворцовых сел в Ростовском уезде села Великаго с приселки с деревнями. 30 июня 1708 года» — РГАДА, ф. 154 оп. 2 д.50.
  10. «Краткие сведения о монастырях и церквах Ярославской епархии» — Ярославль, 1908.
  11. «Журнал или поденная записка государя императора Петра Великаго» — СПб, 1770.
  12. Архив СПб Института истории РАН, ф. Меншикова, ф. 83 оп. 1 д. 3287.
Свежие комментарии

    Село Великое

    виртуальный музей

    • Никакая часть материалов этого сайта не может быть использована без ссылки на первоисточник. Для всех интернет-проектов обязательна активная гиперссылка.