Реализация Крестьянской реформы 1861 г.

в Гаврилов-Ямском крае

 

 Киселев Сергей Иванович

 методист краеведческого отдела гаврилов-ямской центральной библиотеки,

 учитель истории МОУ СШ №3 г. Гаврилов-Яма

            Крестьянская реформа 1861 г. стала важнейшим событием истории России второй половины XIX в. Она во многом предопределила развитие страны на последующий исторический период.

            До проведения реформы Россия оставалась едва ли не единственной европейской страной, где сохранялось крепостное право. Помещики имели полную власть над крепостными крестьянами. Они могли их продать, купить, подарить, проиграть в карты. Крестьянин был прикреплен к земле помещика, он не имел права ее покинуть. В пользу помещика нес крепостной крестьянин повинности: работал барщину, платил оброк, выполнял различные виды работ. Личное благосостояние крестьянина во многом определялось отношением к нему помещика или управляющего имением.

            Крестьянская реформа изменила правовое положение крестьянина, ввела новую систему отношений в русской деревне. Крестьяне получили личную свободу, они стали равноправными участниками гражданско-правовых отношений. Освобождались крестьяне с землей, получив право выкупа земельного надела. 20-25% стоимости земли платил лично крестьянин, остальные 75-80% платило помещику государство. Впоследствии крестьяне возмещали эту сумму государству в течение 49 лет в виде специального налога – выкупных платежей. До полного выкупа земли сохранялись временнообязанные отношения. С крестьянами помещики заключали Уставные грамоты, в которых прописывались выделяемые им земли, перечень работ в пользу помещика, размер и порядок оплаты стоимости земли Таких крестьян стали называть временнообязанными. Размер оброчной платы определялся категорией, к которой приписывалась помещичья усадьба. Уставная грамота разрабатывалась помещиками, представлялась мирового посреднику, который согласовывал ее с крестьянским обществом, и в случае их согласия представлялась на утверждение в Губернское по Крестьянским делам Присутствие.

            Разногласия между помещиками и крестьянами чаще всего возникали по поводу причисления усадьбы к тому или иному разряду и зависящих от этого размера оброчных платежей. В этой ситуации ключевая роль принадлежала мировому посреднику, который проводил независимую оценку и выносил свое предложение на Мировой съезд и Губернское Присутствие.

            На стадии подготовки реформы в каждой губернии создавались губернские комитеты. В списке дворян Ярославской губернии, изъявивших желание улучшить быт своих крестьян, значились и помещики нашего края: Николай Николаевич Карцев, капитан-лейтенант Николай Дмитриевич Урусов, коллежский регистратор Константин Иванович Майков, коллежская советница Варвара Николаевна Урусова, титулярный советник Валериан Гаврилович Карнович, штабс-капитан Николай Павлович Ельчанинов.

Ярославские губернские ведомости». – 1858. — № 25).

 

Село Милочево, д. Овсянниково

            Первыми в нашем крае, еще до проведения реформы, на основании Указа 1842 г. об «обязанных» крестьянах, получили «вольную» крестьяне села Милочево и д. Овсянниково. Крестьянское общество численностью 149 ревизских душ получили «вольную» по духовному завещанию умершей помещицы Марии Семеновны Якубовской (урожд. Бачуриной) при условии, что они будут содержать народную школу и богадельню.

            15 июля 1858 г. между крестьянами села и душеприказчиком умершей помещицы был заключен акт. В нем указывалось, что крестьяне «уволены» в звании обязанных с ежегодной платой 3 рублей с души на содержание и устройство богадельни и школы при селе Милочево.

            Крестьяне получили 698 десятин 748 сажень удобной земли и 31 десятин 1202 сажень неудобной земли. Размер душевого надела составил 4 десятин 1648 сажень. (ГАЯО Ф.642, Оп.5 ед.хр.4, лл.134, 134 об.)

            Летом 1861 г. крестьяне обратились с прошением в Ярославское Губернское по крестьянским делам Присутствие с просьбой о переводе их в разряд государственных крестьян. При этом крестьяне предоставили подлинный акт, на основании которого они перешли в состояние обязанных крестьян. В прошении они писали о том, что опасаются дополнительных расходов, возложенных на временнообязанных крестьян.

            Заявление крестьян рассматривалось на заседании Присутствия 5 августа 1861 г. В решении говорилось, что «Присутствие находит, что обязанные крестьяне г-жи Якубовской должны подлежать тем же правилам относительно их управления, как временнообязанные крестьяне вообще».

 (Ярославские губернские ведомости. – 1861 — №42)

Костылев Николай Александрович
Мировой посредник 2-го участка Костылев Николай Александрович

Гагаринский посад

            Весьма непростым было обретение свободы «фабричными людьми» Гагаринского посада. Из Уставной грамоты, разработанной представителем Николая Николаевича Гагарина, следовало:

            * На момент ее заключения в фабричном посаде числилось 474 ревизских душ.

            * Крестьяне наделялись в общей сложности 36 десятинами 1140 кв. саженями земли, из нее удобной земли – 28 десятин 2140 кв. сажень;

            * Усадьба относилась ко 2 разряду на том основании, что «крестьяне, поселенные при фабрике, имеют значительные заработки и живут в близости торгового Великого села». На основании соотнесения усадьбы ко 2 разряду устанавливался оброк с души 2 руб. 50 коп.

            Однако мировой посредник г. Костылев на основании обращения крестьян отказался утвердить данную Уставную грамоту, увидев в ней нарушения «Положений». В своем решении он объяснил, что усадьба не может быть отнесена ко 2-му разряду, «ибо промысел крестьян фабричных на писчебумажной фабрике и близ Великого села не имеет значения».

            После этого главноуправляющий имением Павел Иванович Фон-Каппель подал в Присутствие доклад, в котором выразил свое несогласие с решением мирового посредника об отнесении Гагаринского посада к первому, а не ко второму, как предполагалось хозяевами, что уменьшало выкупные платежи. Вопрос рассматривался 1 апреля 1862 г. на Мировом съезде. Он согласился с доводами Костылева. В решении было отмечено: «Мировой съезд полагал бы справедливым отнести усадьбу фабричных крестьян имения князей Гагариных к 1 разряду, обложив оброком за усадьбы не свыше 75 коп. с души».

            Материалы дела были переданы на утверждение Губернского Присутствия. По его требованию мировой посредник Костылев в своем объяснении пояснил, что согласно «Положениям» ко 2-му разряду относятся те имения, в которых хозяйство крестьян не ограничивается одним земледелием, а поддерживается преимущественно торговлей, заработками и прочее. Отмечалось, что «у крестьян же Гагаринской мануфактуры этого нет, земли они имеют всего усадебной и полевой 18 дес. на 474 души, а земледелия не знают». Также отмечалось, что фабрика не работает с 1 апреля 1861 г., и вместе с этим прекращена выдача хлеба фабричным с их семейством.

            В конечном итоге решением от 8 июля 1862 г. Губернское Присутствие признало необходимым отнести усадьбу к 1-му разряду с назначением повинности 1 руб. 50 коп. с души в год». Таким образом, решение Губернского Присутствия имело компромиссный характер: усадьба была отнесена первому разряду, но размер оброчной повинности увеличен до 1 рубля 50 коп. в год с души.

 (Ярославские губернские ведомости. . – 1862. — №39)

            Мировому посреднику пришлось также вмешаться в взаимоотношения князя Гагарина и крестьян в связи с тем, что для них устанавливались дополнительные, весьма тяжелые повинности, связанные с выполнением «фабричных работ». В своем представлении Губернскому Присутствию от 23 августа 1861 г. он указывал, что по требованию владельцев мануфактуры каждое тягло в течение года обязано было: 1) нарубить и вывезти из лесу на фабрику 12 саж. дров по 80 коп. за сажень; 2) вывозить из Ярославля на фабрику (36 верст) 150 пуд. тяжестей по 26\7 коп. с пуда (преимущественно летом); 3) отстоять 10 пеших дней на фабрике в разное время года, по большей же части летом, за 15 коп. сер. на человека в день; 4) бывают дни сгонные, за которые крестьяне ничего не получают.

            Мировой посредник отмечал, что «выбранные лучшие по поведению люди Плещеевского сельского общества объявили ему, что крестьяне согласны отбывать все эти повинности, не стесняясь даже рабочей порой, если бы владельцы сделали хотя бы незначительные облегчения».

            В итоге мировой посредник дал волостному старшине Плещеевской волости предписание: не понуждать крестьян к отбыванию подводной повинности в рабочую пору. Губернское Присутствие, несмотря на возражения фабричной Администрации, согласилось с доводами мирового посредника.

 (Ярославские губернские ведомости. – 1862. — №39).

            Размер душевого надела в Гагаринском посаде был самым низким в нашем крае. В 1883 г. составлял 146 кв. саж. на человека. (ГАЯО Ф.642, Оп.5 ед.хр.4, лл.147, 148 об.)

Имение Урусовых, с. Шопша, д. Хватково, Гаврилково

 

            Весьма непросты отношения сложились между князьями Урусовыми, владевшими селом Шопша, деревнями Хватково, Гаврилково и местными крестьянскими общинами.. В 1861 г. они установили весьма жесткий распорядок выполнения барщинных работ, фактически от зари до зари, с перерывом на прием пищи и небольшой отдых.

            Мировой посредник Николай Александрович Костылев в связи с этим свои решением установил следующий режим отбывания барщинных работ крестьянами: 5.30 – 8.00 – работа, 8.00-9.00 – завтрак, 9.00-12.00 – работа, 12.00-15.30 – обед и отдых, 15.30-20.00 – работа.

            Это вызвало недовольство Урусовых. Доверенный от помещика Николая Дмитриевича Урусова подпоручик Сергей Урусов обратился с жалобой на действия Костылева в Ярославский мировой съезд, которая рассматривалась 1 сентября 1861 г. Съезд принял сторону мирового посредника. В его определении указывалось, что «постановление мирового посредника вполне справедливо» потому, что и «в прежнее крепостное время редко случалось, чтобы крестьянин работал на барщине в Ярославском уезде более 10 часов в течение дня».

 ( «Ярославские губернские ведомости». – 1861. — №39.)

            Летом 1862 г. возник новый спор, который рассматривался на заседании Губернского Присутствия 13 июня. Княгиня Варвара Николаевна Урусова жаловалась на действия мирового посредника Костылева, отмечая его «пристрастное отношение в отношении ее убеждений». Она предъявляла к нему следующие претензии:

            * что он просил княгиню доставить ему письмом к 3 мая в Шопшинское волостное правление документы, необходимые для составления уставных грамот, так как, по его утверждению, местные крестьяне неоднократно обращались к нему с просьбой освободить их от излишней, находящейся в их пользовании земли, что избавит их от платежа 30 рублей с тягла, о чем ранее она никогда не слышала;

            * вместо требуемых документов княгиня предложила окончательно подготовить и прислать к установленному сроку уставные грамоты. Костылеву об этом было сообщено в Ярославле на Мировой съезде мужем княгини. 3 мая грамоты были готовы и отправлены посреднику, которым и получены того же числа;

            * однако Костылев вместо рассмотрения и проверки представленных ею грамот, мировой посредник «заблагорассудил лучше таковые составлять от своего имени» и прислал ей копии с составленных им уставных грамот.

            * 3 мая посредник прибыл в Шопшу и, не застав там ее грамот, мог бы дать ей знать о своем прибытии, так как усадьба, в которой она живет, находится от Шопши в трех верстах.

            Николай Александрович Костылев в своем объяснении Губернскому Присутствию пояснил, что уставные грамоты не были доставлены княгиней Урусовой в установленный «Положением» срок, а потому он составил их единолично. Он приложил переписку, свидетельствующую о том, что «со стороны мирового посредника была соблюдена не только формальность, но и вся вежливость». Прибыв 3 мая в 11 часов утра, он встречен был крестьянами г-жи Урусовой, которые неотступно просили ввести у них уставные грамоты, «жалуясь на обременительную для них повинность за землю, подлежащую отрезке». А так как княгиня была уведомлена о приезде посредника для ввода уставных грамот и «принимая в уважение, что крестьяне в рабочую пору оторваны от полевых работ» он ввел в действие уставные грамоты.

            В конечном итоге Губернское Присутствие признало действия мирового посредника правильными. (Ярославские губернские ведомости. – 1862. – 13 июня.)

Село Великое

 

            Вопрос о выходе на выкуп крестьян села Великого был окончательно решен на заседании Ярославского Губернского по крестьянским делам Присутствия в августе 1862 г.

            Оно стало итогом длительного спора между владельцами села, наследниками Яковлева и крестьянской общиной о сумме выкупа. Перед этим дело рассматривалось на заседаниях 3, 24 июля, дважды переносилось на другой срок, для изучения обстоятельств дела в село приезжал председатель Присутствия.

            Из материалов дела видно, что в селе насчитывалось 1747 ревизских душ м.п., в пользовании которых находилось 1710 дес. 903 саж. земли. Доход в оброчные статьи приносили две годовые ярмарки, трактир, харчевня, господские лавки, белильня, трепальня, ренсковой погреб, табачная лавка, полотняная фабрика, рыболовство на реке Которосль, находящееся в исключительном пользовании крестьян села.

            В Уставной грамоте, представленной доверенным владельцами села генерал-лейтенантом Рейтерном, предлагалось: отнести усадьбу к 4 разряду; за представленный надел в размере 2256 кв. саж. на душу назначить 10 руб. серебром, а со всех крестьян – 17470 руб. По грамоте Яковлевых все заведения, находящиеся в селе, передаются в исключительное пользование сельского общества; питейные заведения и харчевни открываются не иначе, как с разрешения владельцев. В грамоте имелись точные расчеты имевшихся оброчных средств. Так, по итогам 1858 г. указывалась сумма 4797 руб.25 коп. серебром, т.е. именно такую сумму оброка выплатили великосельские крестьяне наследникам С. С. Яковлева.

            Волостной старшина с уполномоченными представили другие расчеты доходов за последние два года, указав общую сумму 1423 руб. серебром, и заявили, что грамоту они подписывать не будут. В приложении к объяснению, в частности, указывались суммы оброчного оклада с 1820 г. Они составили: в 1820-1828 гг. – 9143 руб. ежегодно, в 1828-1836 гг. – 14300 руб., 1836-1853 гг. – 14300 руб., с 1853 г. -17470 руб. Оброки платились крестьянами в зависимости от дохода: 27 чел. – по 60 руб., 23 – по 50 руб., 19 – по 40 руб., 288 – по 16 руб., 96 – по 12 руб., 162 – по 10 руб. Недоимки прощены владельцами в разные годы до 20 000 руб.

            Отдельное исследование ситуации в селе по поручению Губернского Присутствия провел мировой посредник Николай Александрович Костылев, представив свои расчеты доходности села.

            Окончательным решением Губернское Присутствие утвердило: причислить с. Великое к 3 разряду, установив оброк с души 6 руб. 50 коп., в т.ч. собственно на усадьбу 3 руб. 50 коп., на полевой надел 1 руб. 73 коп. и на торговую площадь с доходными статьями 1 руб. 27 коп.

 «Ярославские губернские ведомости». – 1862. — 14 августа.

            На заседании Губернского Присутствия 24 июля 1862 г. были озвучены следующие цифры и факты, отражающие суть материального спора:

            * Костылев: «…Кроме пользования базарной площадью, нет основания увеличивать повинность более, чем на 1руб. с душевого надела, ибо большая половина жителей села Великого состоит из бедного ремесленного класса людей, непривыкшего к земледельческим работам и не имеющего возможности заняться земледелием по незначительности полевого надела, которого менее десятины на душу».

            Волостное правление:

            * « На душу скашивается в год не более 15 пуд. сена. Так что жители не только не продают, но и сами покупают сено на базарах».

            * « Ранее торговля и сбыт льна производились для Архангельского порта, оптовою торговлей занимались до 20 капиталов. С 1854 г. торговля с Архангельским портом вовсе прекратилась. Закупка льна для С.-Петербургской Александрийской мануфактуры уже 4 года прекратилась».

            * Оплата оброка: 27 рев. душ — по 60 руб.; 23 1/2 рев. душ = по 50 руб.; 288 рев. душ = по 16 руб.; 96 рев. душ = по 12 руб.; 162 ½ рев. душ = по 10 руб.

            * В 1861 г. А. Локалов пожертвовал подушных 300 руб. за бедных односельчан;

            * Только 301/2 ревизских душ занимаются хлебопашеством, а остальные промышляют торговлей льном, полотном, съестными припасами и другими предметами мелочной торговли, большинство же составляют ремесленники, сапожники, кожевенники и др.»

            *« Не все крестьяне пользуются лично полевою землею, но отдают в аренду без удобрений – 60 коп. десятину, с удобрениями – 1 руб. 50 коп.».

            * в районе Великого работет 7 крестьянских мельниц;

            * в селе постоянно держат коров 110 хозяйств, а в летнее время – 610, лошадей постоянно – 90, во время сенокоса – 130, мелкого скота вообще не имеется;

            * Крестьянами устроено 7 кирпичных заводов, на которых выделывается до 230 тыс. штук кирпича;

            * На полотняную местную фабрику великоселы направлялись по приговору мира и распоряжение вотчинного правления в виде исправительной меры за дурную нравственность

            * В счет оброка ни за базарную площадь, ни за лавки, ни за трактиры в последнее время не платили.

Гаврилов – Ям

 

            После реформы 1861 г. гаврилов-ямские крестьяне стали владельцами 183 десятин земли и села Гаврилов-Ям. В селе проживало душ мужского пола – 61 человек. Общество крестьян Гаврилов-Яма владело в своем селе трактиром и винной лавкой. Ежегодный доход от торговли составлял 1500 рублей.

 Федотов В.Г. Отчий край [Текст]: Ч.2 / В.Г. Федотов. — Ярославль:

 Центр «Ресурс», 2010. — С.7

            Вопрос о числе проживающих в Гаврилов-Яме в это время требует уточнения. Издание «Список населенных мест Ярославской губернии. По сведениям 1859 г.» (СПб, 1865, с.122) указывает, что в Гаврилов-Яме в 1859 г. уже проживало 90 мужчин и 72 женщины. Возможно, в данном случае речь идет не об общем числе жителей, а о числе крестьян, получивших землю по реформе 1861 г. и вошедших в состав сельского общества.

            Частично вопрос о выходе на выкуп гаврилов-ямских крестьян от местного помещика Николая Александровича Яковлева был решен в 1869 г. Ими было получено наделов на 59 ревизских душ. (ГАЯО Ф. 642, Оп.5, д. 96, л.60)

            В 1883 г. в соответствии с законом временнообязанные крестьяне обязаны были заключить с помещиками выкупные сделки на выкуп помещичьей земли, находящейся в их пользовании. Выборки из выкупных договоров, хранящихся в Государственном архиве Ярославской области, дают представление о том, как это происходило.

            Таковы некоторые факты реализации реформы отмены крепостного права в нашем крае.

Рубрики
Свежие комментарии

    Село Великое

    виртуальный музей

    info@velikoemuseum.ru

    • Никакая часть материалов этого сайта не может быть использована без ссылки на первоисточник. Для всех интернет-проектов обязательна активная гиперссылка.